чем помогает телефон доверия

Зачем нужен телефон доверия

blonde 1867768 640

Многие родители не понимают, зачем нужен телефон доверия, ведь все проблемы, которые беспокоят их ребенка, они вполне способны решить самостоятельно. Однако, это не всегда так. Дело в том, что порой детям или подросткам трудно решиться на откровенный разговор с родителями, так как они боятся столкнуться в ответ с непониманием, руганью и упреками в неправильном поведении. Далеко не все дети способны общаться с мамой и папой, как с лучшими друзьями, и порой для того, чтобы поделиться наболевшим, им требуется человек со стороны. Если же рядом нет никого, кто мог бы помочь советом или просто выслушать, на помощь придут специалисты телефона доверия.

Позвонив по детскому телефону доверия, ребенок или подросток может поделиться со специалистом на другом конце провода абсолютно любой волнующей его проблемой. Это могут быть сложности в отношениях с родителями или сверстниками, плохие отметки в школе, разнообразные страхи, переживания из-за неудач, ссоры с другом или подругой, эмоциональные трудности во время первой любви, необходимость получить помощь в вопросах полового воспитания. Бывают случаи, когда по телефону доверия звонят дети, желающие рассказать о жестоком обращении со стороны родителей или посторонних, совершенном сексуальном или психологическом насилии.

Часто обращаются по детскому телефону доверия и родители, столкнувшиеся со сложностями в процессе воспитания ребенка или не могущие найти взаимопонимания со своими детьми. Опытные психологи готовы оказывать помощь любому члену семьи, вне зависимости от того, с какой проблемой к ним обращаются. Единый телефон доверия поможет также мамам и папам, которые не знают, как правильно отвечать на вопросы своего ребенка и как вести себя с ним в определенных ситуациях.

Квалифицированные специалисты выслушают ребенка или взрослого и помогут ему разобраться в сложившейся ситуации, вне зависимости от того, с чем именно ему пришлось столкнуться. Для психологов единого детского телефона доверия не существует не важных проблем, а все вопросы, по которым к ним обращаются – всегда значимые. Первоочередная задача телефонного консультанта службы доверия – снятие стресса у обратившегося к нему ребенка, подростка или родителя путем оказания ему психологической помощи, а в некоторых случаях – убеждение его в необходимости обращения за помощью к человеку из его окружения, которому он доверяет.

Почему не стоит бояться звонить по телефону доверия

Почему дети боятся звонить? Обычно такими барьерами является стеснительность, замкнутость и страх, что узнают родители или о звонке сообщат в школу. Родители должны формировать доверие ребенка к психологической помощи. Но зачастую именно они считают службу телефона доверия неким контролирующим органом.

Многие родители боятся звонить по детскому телефону доверия, поскольку считают, что после их обращения возможно вмешательство органов опеки, однако такие страхи не имеют под собой оснований. Все консультанты телефона доверия сохраняют анонимность и конфиденциальность и не передают информацию о личности обратившегося в специальные службы, за исключением редких случаев, когда речь идет об угрозе жизни и здоровья ребенка.

Среди некоторых родителей также бытует предубеждение, что общение их детей с психологом приведет к утрате родительского авторитета. Скорее такая родительская позиция косвенно свидетельствует о нездоровой ситуации в семье и об опасениях родителей, что какие-то внутрисемейные проблемы могут выйти наружу. Необходимо понимать, что телефон доверия – не угроза, а помощь и поддержка, обращение на него помогает восстановить детско-родительские отношения.

Детский телефон доверия на сегодняшний день – это настоящая палочка-выручалочка для детей и подростков, попавших в сложную ситуацию и желающих получить ответы на свои вопросы, а также для родителей, не знающих, как помочь своим детям.

Памятка детям, подросткам и их родителям

Если вы попали в сложную ситуацию, столкнулись с невозможностью решить какие-либо проблемы в семейных отношениях или отношениях со сверстниками, стали жертвой физического, сексуального или психологического насилия, не держите все в себе! Всего один звонок на единый детский телефон доверия 8-800-2000-122 – и вы получите консультацию со стороны квалифицированного специалиста, который подскажет, что нужно делать в вашей ситуации, поможет снять психическое напряжение и окажет психологическую помощь по любому вопросу. И все это с соблюдением полной анонимности, конфиденциальности и абсолютно бесплатно.

Специалисты детского телефона доверия оказывают помощь всем нуждающимся абсолютно бесплатно, что позволяет обращаться туда всем детям, подросткам и взрослым вне зависимости от материального положения их семьи. Звонки могут осуществляться как с мобильного, так и со стационарного телефона.

Источник

Для чего нужен телефон доверия?

Для чего нужен телефон доверия? Вот сделаешь замечание ребенку или не отпустишь гулять, а он с обидой нажалуется по телефону. И начнут семью трясти специалисты разнообразных органов — от полиции до опеки. Правду говорят, что после звонка на подобные номера родителей проверяют?

На вопрос читателя отвечают специалисты благотворительного фонда «Дорога к дому»:

— Телефон доверия БФ «Дорога к дому» — это оперативная психологическая помощь несовершеннолетним гражданам и их родителям, попавшим в трудную жизненную ситуацию, специалистам, работающим с подростками.

Основной принцип работы телефона доверия — анонимность и экстренность получения помощи.

При обращении оператор не спрашивает номер, с которого звонит ребенок, на телефоне консультанта определителя номера нет. Запись беседы с абонентом не ведется. Адрес проживания абонента мы не спрашиваем и не фиксируем.

Более того, мы не спрашиваем имя, отчество, фамилию человека, который к нам обратился. Вопрос ставится следующим образом: «Как я могу к вам обращаться?» И обращаемся к ребенку (или подростку) так, как он скажет.
Для более качественной психологической помощи мы задаем ребенку вопрос о его возрасте: «Можешь сказать, сколько тебе лет?» Все данные оператор-консультант получает лишь с согласия обратившегося.

Таким образом, ведя беседу по всем принципам работы телефона доверия, мы не собираем личные данные ребенка (и не имеем права это делать), не узнаем его адрес и номер телефона. То есть мы не можем отправить по адресу проживания подростка ни наряд полиции, ни каких-либо других специалистов.

Что касается операторов, то на телефоне доверия работают дипломированные психологи, готовые принять «горячие» звонки разных уровней сложности от несовершеннолетних детей и взрослых граждан с широким спектром проблем в трудной жизненной ситуации, обостренных кризисом, в том числе суицидальным. Специалисты имеют подготовку по программе «Психологическое консультирование по телефону» и постоянно повышают квалификацию.

Что касается конкретных звонков, то мы помогаем исследовать ситуацию, рассмотреть возможные варианты выхода из нее и принять решение, понимая последствия выбора. В процессе общения исследуется опыт подростка в решении подобных проблем и активизируются возможности, которые есть у самого ребенка: «Случались ли у тебя подобные ситуации? Что помогало тебе справиться с трудностями?» Так он начинает рассказывать, вспоминать, думать, делиться своими удачами, а не только проблемами.

Главная задача оператора — так составить диалог, чтобы подросток начал думать. Для этого надо снять эмоциональное напряжение: злость, агрессию, страх, ненависть, обиду. Консультанты телефона владеют специальными психологическими техниками. К примеру, мы можем вместе «подрожать» (если ребенку страшно) или посмеяться. В этот момент ребенок понимает, что его слышат и принимают, никто не оценивает и не осуждает.

В связи с ситуацией по распространению коронавирусной инфекции теперь по телефону доверия можно получить консультацию и по этому вопросу. В первую очередь специалисты работают с паническими атаками и снимают психологическое напряжение. Также могут проконсультировать по вопросам профилактики коронавируса, дать информацию, в какие мед-учреждения можно обратиться.

Источник

Телефон на крайний случай. Что знают о проблемах эти консультанты на линии доверия

35

– Есть мнение, что телефон доверия – крайний случай, когда человек уже стоит на мосту и готовится прыгнуть, но разве это так?

dobrer 1

– Бывают ли «ложные вызовы», как в Скорой помощи? Если звонят с дурацкой причиной, например, платье со скидкой не удалось купить – вас это будет раздражать?

Не будет. Все, кто звонят на телефон доверия, звонят не просто так. По международным правилам телефонов доверия обратиться в эту службу может любой человек, и любой звонок должен быть принят. Есть так называемые узкие телефоны доверия – для наркозависимых, для детей и родителей, например. Наш – для всех.

Неизвестно, с чем звонит человек. Он может позвонить с покупкой платья, а потом выяснится, что у него куда более серьезная история. Консультанту телефона доверия необходимо обладать стрессоустойчивостью, толерантностью, умением слушать. Да, многому можно научиться, но природная эмпатия встречается не у всех – это какое-то врожденное свойство. Наша работа обычно сводится к одному разговору по проблеме, и он направлен на поддержку в конкретном моменте и на информирование о подходящих организациях.

Принцип работы: кто передо мной – с тем я сейчас. Люди звонят из события, и это довольно стрессовая штука – мы не знаем, кто позвонит в следующую секунду, и в данный момент мы должны быть с этим человеком.

– Как можно словом за полчаса обезболить и вывести человека в другую реальность?

Не только словом, отношением. Важно, как консультант относится к позвонившему. Именно отношение дает терапевтический эффект. Ты присоединяешься к человеку. Тут есть тонкая вещь: перегиб, переприсоединение тоже плохо. Если консультант сливается с другим человеком, он уже не может ему помочь

Человек на мосту — что можно сделать

– А можете посоветовать, как стать «телефоном доверия» для близких? Вот как быть, если горе у друга? С одной стороны, страшно побеспокоить в тяжелую минуту, с другой – хочется помочь.

Во-первых, сам помогающий может позвонить по телефону доверия, где выслушают и помогут помочь, если можно так выразиться. Во-вторых, важно не применять шаблонов в поддержке, как например, фразы: “Будь сильным, ты справишься, все будет хорошо. Возьми себя в руки, перестань, отвлекись”. Никакого повелительного наклонения! Важно просто быть с человеком, тут много говорить не надо. Нужно, чтобы говорил тот, кто переживает горе. Обычно помогающий сам начинает много говорить, потому что ему самому страшно, он растерян. Таким образом его чувства: тревога, страх, мешают выражению чувств другого. Ему надо самому справиться со своими чувствами, иначе он не сможет помочь.

572

Заботясь о том, кто переживает горе, лучше не торопиться предпринять что-либо. Важно перестать хотеть от человека изменений. «Успокойся и пойди на работу!», «Перестань лежать и плакать!» Это неправильная реакция. Быть с человеком физически и внутренне — надо, ждать, чтобы он и его состояние изменились — нет. Эмпатия означает чувствовать вместе с человеком, но не вместо него.

– А как это возможно, если у тебя нет подобного опыта? Если у друга умер кто-то близкий и любимый, а у тебя никто никогда не умирал?

Это возможно, потому что у любого человека есть хоть какой-то опыт утраты, пусть даже на разном уровне. Потеря любимого животного, значимой вещи, опыт разрыва отношений с близким другом – все это важный опыт. Мы учим консультантов разговаривать на языке чувств. Потому что чувства — это то, что есть у нас всех независимо от возраста, развития, положения. Все чувства есть во всех людях.

Вот, например, у нас сидит девушка-студентка на телефоне доверия, а ей звонит умудренный опытом профессор университета с большими знаниями в области психологии. Как ей с ним разговаривать? Как найти контакт? Неважно, где и кто мы в жизни, но язык чувств нас делает равными. Кроме того, есть техника активного слушания, когда ты слушаешь, но не молчишь: уточняющие вопросы, повторение с перефразированием, открытые вопросы, разделенное молчание.

– Если говорить о критических ситуациях, почему люди бояться помогать? Я была свидетелем, как взрослый мужчина отказался даже подойти к человеку за перилами, потому что опасался, что тот прыгнет, и в этом обвинят его, случайного прохожего.

Это вопрос ответственности и так называемого спасательства, что тоже относится к теме ответственности. Ни один человек не может нести ответственность за жизнь другого. Это трудный для принятия фактор. Поэтому я не могу осудить этого мужчину.

Знаете, что самое страшное для консультанта в суицидных звонках? В большинстве случаев мы не знаем, чем заканчивается история.

– Имеют ли место такие ситуация, когда консультант мог быть повести разговор лучше, эффективнее и этим изменить исход?

Нет. Но понятно, что ошибки есть у всех. Нет никакой гарантии, и все мы люди. Важно, и это касается в том числе и консультанта телефона доверия, иметь мужество совершать ошибки. Ответственность за человека, который решил покончить с собой, консультант не может брать на себя, но он делает все, чтобы помочь. При таких звонках он мобилизуется и выполняет свою работу по максимуму. Очень важно больше говорить «я», а не «ты», например, «я слышу, как вы испуганы», «я чувствую вашу боль и отчаяние». И снова повторю: важно, чтобы больше говорил тот, кто позвонил.

– Вернемся к критическим ситуациям и нашему возможному участию в них. Если нет никаких телефонов, есть я, ночь, мост и человек на нем. Моя цель – чтобы он не прыгал. Моя речь может как столкнуть, так и вытащить. У меня есть 5-10 минут. С чего мне начать? Как себя вести?

3070550349 c0a9af1789 b

Основная задача – создать контакт. Это, как «люби Бога и делай, что хочешь». Если есть настоящий качественный контакт – можно говорить все, что хочешь, свободно. Можно спросить, как он себя чувствует, что он собирается делать, не хочет ли он прыгнуть. Не обращаться с новым знакомым, как со стеклянной колбой, а выражать все свои чувства, не оценивая его. Обычно люди боятся вмешиваться, но можно и важно говорить о текущем суициде.

– Как Леонардо Ди Каприо в «Титанике» объяснял Кейт Уинслет, что вода ледяная, когда она собралась прыгнуть с борта корабля?

OGoldman 0370w

Как запускается механизм неверия в себя

– Эмпатия по отношению к себе, любовь к себе, вера в себя – это понятия одного порядка. Сколько вещей мы не делаем, потому что думаем, что не можем. Как запускается механизм неверия в себя?

Это так или иначе родительские послания. Кроме этого, школа, общество закладывают способность верить или не верить в себя и свои возможности…

– Веры в ребёнка много не бывает?

Я сейчас открою вам свои профессиональные секреты. В своей работе я придумала такую основную линию и придерживаюсь её во всех вопросах. Это высказывание Игнатия Брянчанинова: «Всё, что сверх меры, – то от лукавого». Можно недо-, но можно и пере-. Ребенку может быть много. Запускается нарциссическая модель, ребенок идет в школу и думает, что он самый крутой. Выясняется, что это не так, и начинаются эмоциональные качели.

– Как быть взрослому человеку? Что делать с уже сформировавшимися страхами и неверием в себя?

youwillfall 2 1 1

Сейчас много говорят о том, что надо быть в себе уверенным, что ты все можешь и со всем справишься. Как это может быть? Я не знаю. Это перегиб. Очень часто взрослые люди бывают не уверены в себе. Более того, слишком уверенные вызывают у меня ощущение небезопасности. Умный человек всегда немножко сомневается, в том числе, и в себе. Речь идет о так называемой здоровой неуверенности. Необходимо разрешить себе неудачу, обладать некоторой мерой сомнений. Кроме того, нужна обратная связь от других людей.

Если несколько близких людей пытаются сообщить тебе о твоих страхах, стоит задуматься. В конечном счете, мы можем выйти на сложный вопрос: кому верить? Себе или другим? Мне кажется, важно верить себе, но не обесценивать обратную связь и мнение других. На сигналы из внешнего мира стоит реагировать. Но тут снова важна мера. Реагировать на каждый сигнал – разрушишься. Совсем не будешь реагировать — уйдешь в аутизацию.

Монстры в нашей голове

– Монстры в нашей голове способны качественно менять жизнь. Многие, например, даже получив права, кладут их на полку, так как боятся водить машину. Почему?

Страх водить машину связан с тем, что у нас творится на дорогах. Думаю, в Европе женщины не боятся водить машину. Ну и, может быть, нет мотивации, чтобы водить? Многие вещи приобретаются с опытом. Любой начинающий водитель испытывает тревогу и неуверенность. Как и любой начинающий родитель, любой начинающий консультант телефона доверия, выходя на первый звонок, умирает от страха. Когда ребенок делает первые шаги, он делает их очень неуверенно и много падает. Мне кажется, это нормально.

– Получается, страхи нас ограничивают?

У страхов есть полезная функция. Они ставят нам границы и защищают от опасности. Но могут и здорово мешать. Говорят, на страх нужно идти. Побег от страха не понижает страх. Но мы, конечно, не про медведя в лесу сейчас говорим. На медведя идти не надо. Но когда это более тонкие страхи, которые касаются карьеры, отношений, смерти… Если мы не избегаем говорить о смерти, не запрещаем себе думать, размышлять, читать, разговаривать, то скоро заметим, что страх очень сильно понизился, а то и вовсе исчез. И это касается любых вещей. Страхи важно не прятать и не игнорировать, а говорить о них, как, кстати, и о других чувствах.

20170822 044153

– Если ребенок боится чудовищ в шкафу, можно предложить поговорить о них?

Да. Поговорить, описать, нарисовать, рассказать. Проявить поддержку: «Если что, я защищу тебя, я с тобой».

– Если я боюсь где-то работать, потому что кажется, что я не дотягиваю, что мне делать? Стремиться туда? Идти на свой страх?

О своих страхах и сомнениях важно с кем-то поговорить. Это первое, что стоит сделать. Потом пробовать приблизиться к желаемой деятельности.

Неправильная позиция: для того, чтобы что-то делать, не надо этого бояться. Можно бояться и все равно делать.

И это иллюзия, что люди, которые работают в кризисных службах, скорой помощи, МЧС, не боятся. Ничего подобного. Страхи есть у всех людей. Просто можно бояться и делать, преодолевая страх, а можно бояться и не делать.

Зона внутреннего одиночества

– Чем отличается тревога от страха?

Страх – конкретен, например, боязнь насекомых, смерти. Тревога – это когда объект нашего страха неясен, он в будущем, он нами придуман и так далее. Тревога состоит из комплекса чувств. И часто не все из них ощущаются явно.

– А если говорить о страхе боли? Мозг может ставить ловушки, заслоны? Что вот, мол, если о проблеме не говорить, то ее и нет. В жизни разверзается бездна, гангрена: гниющие отношения, опротивевшая работа, но мы предпочитаем жить, как ни в чем не бывало. Почему?

Этот защитный механизм называется отрицание. Так психика защищается от непереносимой боли. Защищаясь от нее, мы оказываемся неспособными видеть реальность, вытесняем некоторые факты из сознания, забываем — и как будто этого нет. Механизм вполне функциональный, встречается часто, может работать до самой смерти. Но он действует разрушительно на личность человека. Это невроз, он забирает силы.

– Когда мы проживаем горе, нас лечит время? Или мы можем встрепенуться и быстро вылечить сами себя?

Работа горя действительно совершается во времени. Не люблю этих слов, но в каком-то смысле, горе действительно нужно проживать правильно. Большинство людей, конечно, этого не умеют.

Важно не загонять все внутрь, не замыкаться, не изолировать себя, не создавать фасад человека, у которого все хорошо и которого ничто сломит. Признаться себе и окружающим, что случилось беда, что плохо, плакать и горевать. Иногда людям стыдно выражать свои чувства, и они попадают в вилку завышенных ожиданий.

20

Есть такая теория, называется “Зона внутреннего одиночества”, ее разработал психотерапевт Александр Палей. Она про то, о чем человек никогда не говорил. Чем больше в нас этих зон внутреннего одиночества – тем выше невроз. Если есть какие-то тайны, которыми мы никогда не делились, не высказывали, не проговаривали, — это создает невротический фон. Я не говорю о том, чтобы быть нараспашку. Здесь снова важна мера. Важно найти форму – кому рассказывать о своем внутреннем, в какой ситуации, как. Это гигиена внутреннего душевного состояния человека. Одна из ее форм – телефон доверия: анонимно, конфиденциально.

– Может ли помочь религия и в чем?

Конечно. Любая религия выставляет человеку границы дозволенного. Это необходимо. Если все границы будут размыты, тревога у человека начнет зашкаливать. Почему сейчас очень много тревожных расстройств? Я думаю, одна из причин в том, что расплываются все границы. Все можно, непонятно, что нельзя, нет никаких правил. Человек свободен. Чем больше свободы – тем больше тревоги. Если представить себе мир без правил и законов, все свободны и делают что хотят, – это психиатрический мир. Снова скажу: «Всё, что сверх меры, – то от лукавого», поэтому в свободе и безграничности тоже должна быть мера. Её и задает религия.

Источник

Психологическая неотложка: как работает телефон доверия

Консультанты телефона доверия работают сутками. Каждый находится в отдельной комнате, где есть диван, кресло, стол, пара стульев, телевизор, спицы для вязания, обязательно какая-нибудь игрушка, сделанная из бумаги или набитая пухом. Есть книги, набор для вышивания. Все это помогает расслабиться, когда между звонками наступают короткие перерывы. За смену консультант отдыхает всего три часа. Два часа «обеденные», еще один час можно разбросать в течение суток.

Центр комнаты — это телефон, который может зазвонить в любую минуту. Так выглядит рабочее место консультанта службы телефона доверия.

Около телефона лежит журнал регистрации звонков, куда заносятся все вызовы, поступившие за сутки. За смену консультант может принять до 75 звонков. Одновременно работает две линии (детская и взрослая) и два консультанта. Но на каждую линию может позвонить и пятилетний ребенок, мама которого отказывается заводить домашнее животное, и бабушка, считающая, что родители слишком мало внимания уделяют внукам, бывают и просто розыгрыши.

Мы встретились с человеком, который знает о службе доверия по телефону если не все, то почти все. У Елены Прохоровой два высших образования. Она училась и на журналиста, и на психолога, но выбрала все-таки второе.

Сейчас Елена — руководитель местной службы телефона доверия.

Она согласилась встретиться с нами на условиях анонимности. Место проведения интервью засекречено. «Основные принципы службы телефона доверия — это анонимность и конфиденциальность», — объясняет Елена. У нас, конечно, сразу возник вопрос: были ли случаи, когда анонимность консультантов нарушалась?

— С какими вопросами чаще всего обращаются на телефон доверия?
— Звонки бывают самые разные. Задают вопросы, касающиеся отношений между родителями и детьми, отношений с родственниками, проблем выбора профессии, связанные со здоровьем, одиночеством. Если речь идет о любви, то это ревность, измены, любовные многоугольники, сложности расставания. На детской и подростковой линии чаще выясняют, что такое любовь, как ее отличить от просто влюбленности, как понять: мне просто человек нравится или это уже любовь?

«Звонки бывают самые разные. Задают вопросы, касающиеся отношений между родителями и детьми, отношений с родственниками, проблем выбора профессии, вопросы, связанные со здоровьем, одиночеством. Если речь идет о любви, то это ревность, измены, любовные многоугольники, сложности расставания».

— А самый необычный звонок?
— Пятилетний абонент, который рассказал, что очень хочет хомячка, но его родители не покупают. Как уговорить маму? Мы с ним говорили о том, что, если вот тебе что-то важно и нужно, то тогда нужно сделать что-то важное и нужное для него, договориться с ним о таком «обмене». Мы решили, что он предложит своей маме месяц без напоминаний убирать игрушки в комнате. И тогда уже, выполнив, попросит хомячка.

— Были еще звонки от маленьких абонентов?
— Вы знаете, редко. Но звонили по поводу Недавно совершенно шоковый был звонок: изнасилование отцом ребенка, мальчика. И последующая работа оперуполномоченных с ребенком. Они по 12 раз расспрашивают мальчика, чтобы сделать заключение. Звонила бабушка и спрашивала, как сделать так, чтобы больше ребенок не давал показаний, потому что уже достали. Каждый раз, когда ему напоминают про эту ситуацию, мальчик плачет. В таких случаях можно сослаться на психолога. Сказать, что, по его мнению, у ребенка возникают негативные реакции после разговоров. Они травмируют ребенка.

— В таких случаях допрашивают именно следователи, а не люди с психологическим образованием?
— К сожалению, да. У нас мало специалистов такого уровня. Мало платят, очень часто люди идут не по профилю.

— А на телефон доверия вообще охотно люди идут?
— На телефон доверия идут охотно. Всего у нас работают 20 специалистов. Приходят и волонтеры. Студенты просятся подработать, получить практику. Мы охотно предоставляем им площадку.

— И они справляются?
— Рядом с ними постоянно находится супервизор. Главное — это искренность. Человек пришел, чтобы помогать, даже если он чего-то не знает. Обычно в таких случаях разговор происходит по громкой связи. Мы с самого начала обговариваем с абонентом то, что на линии находятся два человека. Опытный консультант имеет право подключиться в любой момент.

— Часто возникают коммуникативные неудачи, когда не удается установить контакт и абонент просто бросает трубку?
— Да, конечно. В таких случаях консультант идет на супервизию и говорит: «Ну, что ж такое?». А мы говорим: «Ну вот, давай разбираться, что да как». Мы не ищем виноватых, а объясняем, что у абонента всегда есть право прервать разговор, и с этим ничего не поделаешь. А ты тренируйся, дыши глубже. Твоя профессиональная обязанность — быть готовым в любой момент к следующему звонку. Это такой специфический, присущий только службам экстренной психологической помощи нюанс, связанный со стрессогенностью.

«Недавно совершенно шоковый был звонок: изнасилование отцом ребенка, мальчика. И последующая работа оперуполномоченных с ребенком, которые по 12 раз расспрашивают мальчика, чтобы сделать заключение. Звонила бабушка и спрашивала, как сделать так, чтобы больше ребенок не давал показаний, потому что уже достали».

— Почему вы пошли работать на телефоне доверия?
— Если здесь полностью погружаться в работу, то становится очень тяжело. Поэтому люди совмещают работу на телефоне доверия и еще что-то. У каждого нашего специалиста есть свои любимые психотерапевтические методы. Например, один человек может быть танце-двигательным терапевтом, кто-то арт-терапевт, кто-то больше занимается с детьми, кто-то занимается сказкотерапией. И все приходят сюда, чтобы помогать и чтобы не зашиваться только в своей специфике.

— Каждый звонок предполагает сильную психологическую, эмоциональную нагрузку. Как вы разгружаетесь, чтобы не сгореть на работе?
— У нас есть так называемые супервизорские группы. «Супервижн» в переводе — это «сверхвзгляд». Мы разбираем сложные случаи, чтобы справиться с синдромом выгорания и с профдеформацией. Очень важно, чтобы на телефоне доверия работали счастливые люди, потому что, когда внутри есть спокойствие, счастье, гармония, то проще контактировать с травматическими событиями в жизни других людей.

— Есть ли у вас возможность и желание узнать, чем закончилась та или иная история, помогли ли вы человеку решить его проблему?
— Обычно сразу благодарят за звонок, гораздо реже перезванивают. Если перезванивают, то мы можем дать домашнее задание. Такое бывает в том случае, если человек долго не может справиться со своей проблемой, не может научиться реагировать на нее по-другому. Например, был у нас мальчик девяти лет. У него очень резко съехала учеба из-за развода родителей, и учителя собирались его перевести на класс младше. Мы вели его 2 месяца. Он звонил почти каждый день. Мальчик находился в состоянии тревоги либо паники или, наоборот, апатии, был вялым. Он называл это ленью. Вот мы и преодолевали вместе с ним эти проблемы. Он успешно остался в своем классе.

«Мы разбираем сложные случаи, чтобы справиться с синдромом выгорания и с профдеформацией. Очень важно, чтобы на телефоне доверия работали счастливые люди, потому что, когда внутри есть спокойствие, счастье, гармония, то проще контактировать с травматическими событиями в жизни других людей».

— Как часто бывают ложные звонки и как их распознать? Что в таких случаях должен делать консультант?
— Достаточно часто. Обычно это бывает так: звонят и говорят: «В меня влюбился. » или «Я влюбилась в мужчину. Что мне делать? Хи-хи». И группа поддержки за кадром. Или: «Ой, я беременная». По представлению подростков, это взрослых должно напугать. Но с розыгрышами мы также работаем, как с серьезными звонками. Если подростки позвонили на линию и задали вопрос, то это означает, что они испытывают нехватку информации и им важно, чтобы взрослый не рассердился, не сослался на занятость или на то, что это «ерунда», а дал исчерпывающую информацию.

— Например, если звонок про беременность.
— Прежде всего мы расспрашиваем. Задаем уточняющие вопросы. Спрашиваем, какой срок. Рассказываем про аборты. Что такое мини-аборт, чем отличается аборт на позднем сроке от той же процедуры на раннем сроке. То есть все то, что подростки стесняются спросить у своих мам, родственников или в своей среде. Нередко бывает так, что в семье просто не принято говорить на подобные темы.

— Но ведь сейчас любую информацию можно получить в Сети. Значит, подросткам недостаточно просто прочитать об этом на специализированных сайтах, спросить на форумах. Они хотят услышать об этом от другого человека?
— Все равно звонят, потому что живой контакт со взрослым для подростка незаменим. В интернете ведь обычно все равно у друзей спрашивают, ну, хотя, конечно, на форумах тоже сидят.

«И на взрослой, и на детской линии ведущими остаются так называемые вечные темы. Семья, любовь, здоровье. Потом уже — социальные проблемы».

— На телефон доверия обращаются, чтобы решить политические проблемы? Наверное, перед и после выборов в Госдуму количество звонков, касающихся политики, резко увеличилось?
— У нас было несколько звонков перед выборами. В основном они касались того, что нет альтернативы. Нет доверия к правительству, и это очень грустно.

— Звонили молодые люди или уже состоявшиеся личности в возрасте от 30 лет, которые хотели выговориться?
— Звонки были от людей разных возрастных групп. Были и пенсионеры, и среднее поколение, была и молодежь. Всех это уже достало.

— А после выборов? Когда люди по всей стране стали выходить на митинги?
— После выборов ни одного звонка не было. Я думаю, что это связано с тем, что до выборов люди определялись. Экстренная психологическая помощь телефон доверия помогает определиться с выбором, помочь принять решение, для этого нам и звонили. А после того, как человек принял решение, проголосовал и увидел, что результат не такой, как он себе представлял, понял, что настало время действовать. После выборов каждый сделал свой выбор: кто-то в сторону пассивности, кто-то в сторону активности. В этом смысле телефон доверия как таковой не нужен. Те, кто сделал выбор в пользу активности, расходуют адреналин на митингах, это их выход из проблемы. Те, кто сделал выбор в сторону пассивности, тоже вышли из проблемы. Сейчас они ожидают, чем все разрешится.

— Если подводить итог, то можно сказать, с какими проблемами чаще всего обращаются. Поставить диагноз современному обществу. Чем оно больно?
— И на взрослой, и на детской линии ведущими остаются так называемые вечные темы. То есть это семья, это любовь, это здоровье. Потом уже — социальные проблемы.

— Что можно было посоветовать в такой ситуации?
— Наверное, ей вообще не стоит говорить дочке, что она узнала ее тайну. Иначе дочь сразу поймет, что мама взломала ее почту. Появится ощущение предательства. Один из вопросов, которые задали маме: какие у вас отношения с дочерью? Она ответила, что не очень хорошие. Если она раскроет, что ей что-то известно, то доверие ребенка будет потеряно. Тогда в доме будет игра в полицейского и преступника. Как позже выяснилось, мальчик оказался вполне нормальным, они дружат два месяца.

«Когда раздается звонок, ты снимаешь трубку и должен быть готов как к суициду, так и просто к розыгрышу».

— Что входит в определение «проблемы в семье»? Это тоже достаточно широкая тема.
— Да, проблемы взаимоотношений между родителями и детьми, между родственниками. Например, какая-нибудь банальная дележка. На подростковой линии — взаимоотношения, связанные с другими людьми: ссора с другом, предательство. Взаимоотношения с учителями в школе. Сейчас очень много звонков на эту тему. И родители, и сами школьники не знают, как поступать, когда учитель относится предвзято по отношению к одному из учеников или даже проявляет агрессию по отношению к ученикам. Сейчас это очень болезненная тема. Мне рассказывали случай, когда учительница ребенка при всем классе стукнула о доску лицом, у него был сломан нос, выбито 12 зубов.

— Кому в таких случаях помощь психолога нужна больше? Ребенку, который пострадал от насилия, или ученикам, на глазах которых это произошло?
— Скорее всего, в этой ситуации на телефон доверия обратился бы ученик этого класса, который увидел беспредел и то, с каким максимализмом учитель пользуется своей властью над учениками. Скорее всего, спрашивали бы, что в этой ситуации делать, как противостоять насилию? Либо это был бы звонок со стороны родителей не того пострадавшего мальчика, а родителей учеников этого класса. Кто-то из оргкомитета, какой-нибудь активный родитель, у которого могла возникнуть мысль, что следующим мог быть его сын или дочь. Например, в Европе, в Израиле, когда ребенок приходит в школу, первым делом его осматривают: нет ли синяков, в каком он состоянии, настроении. Если он заплаканный, его обязательно спросят о том, что вызвало слезы. Если выяснится, что у него произошло что-то в семье, ребенка тут же отстраняют от уроков и начинается разбирательство. Когда у нас ребенок приходит в синяках, никто на это не обращает внимания, к сожалению.

«Чаще всего звонят люди с диагнозами, которым одиноко. Или если они вдруг испытали паническую атаку, с которой нужно прямо сейчас разобраться. Такие люди, как правило, страдают от отсутствия контактов, чувствуют свое одиночество в обществе».

— Еще одна вечная тема, на которую много поступает звонков, — это проблемы со здоровьем. Звонят люди, обеспокоенные своим состоянием здоровья или здоровьем близких?
— Чаще всего звонят люди с диагнозами, которым одиноко. Или если они вдруг испытали паническую атаку, с которой нужно прямо сейчас разобраться. Такие люди, как правило, страдают от отсутствия контактов, чувствуют свое одиночество в обществе.

— То есть просто хочет с кем-то поговорить?
— Да. Телефон доверия — это контакт. У нас есть постоянные абоненты, на которых мы выделяем по 10 минут в сутки. Больше не можем, иначе консультанты будут работать только с «постоянными клиентами».

— И эта проблема не менее серьезна, чем, скажем, предыдущий случай, когда человек чувствовал себя одиноким и ему хотелось с кем-то поговорить. Вот так телефон может звонить целые сутки, и нужно быть готовым ко всему.
— Несколько часов может не быть звонков вообще, потом может быть сразу несколько звонков, и все они разные. Сначала позвонит психбольной, потом тут же — ребенок, который ждет, когда его мама придет с работы, а мамы все нет, и она не звонит, потом какая-нибудь любовь-морковь, предательство в классе, заполошная бабушка, которой кажется, что родители к ее внуку или внучке не проявляют должной заботы. И на все это надо реагировать. Когда раздается звонок, ты снимаешь трубку и должен быть готов как к суициду, так и просто к розыгрышу.

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Контакты организаций: номера и телефоны
Adblock
detector