телефоны в северной корее

В Северной Корее есть мобильная связь, но пользоваться ею надо очень осторожно

Сейчас в Северной Корее траур, который начался в день смерти Ким Чен Ира и будет продолжаться сто дней. В это время корейцам строго-настрого запрещено пользоваться мобильными телефонами, и тех, кто нарушит это правило, будут судить как военного преступника. Впрочем, постойте… В Северной Корее есть сотовые телефоны? Оказывается, есть. И даже запрещают их отнюдь не впервые.

Тем не менее совсем уж противиться прогрессу невозможно, поэтому с тех пор мобильная связь всё-таки снова просочилась в Северную Корею. Запрет был снят в 2008 году, и на сегодняшний день в стране зарегистрировано более миллиона пользователей мобильной связи. Её предоставляет оператор Orascom, который занимается странами Ближнего Востока, Южной Азии, а также Африки (в частности, Зимбабве). Разумеется, звонки можно совершать только в пределах страны. Извне в государство победившей идеи чучхе тоже не дозвониться.

Цены на телефоны в Северной Корее в последнее время падают, а доля населения, у которой они есть, соответственно растёт. В Пхеньяне средняя стоимость простого мобильника составляет 250 долларов (год назад — 280), а изысканной «раскладушки» — от 400 до 380 долларов. Несмотря на дороговизну, у шестидесяти с лишним процентов пхеньянцев, возраст которых составляет от 20 до 50 лет, уже имеется мобильный телефон. Это поразительно, если учитывать, что средняя месячная зарплата в стране составляет около 18 долларов.

Одному человеку разрешено иметь не более одного телефона. Аппарат «привязывается» к конкретному гражданину, и он оплачивает только свои счета, и только по предъявлению удостоверения личности. Достать телефон официальными путями достаточно сложно, поэтому многие покупают телефоны, привезённые контрабандой из России или Китая. В этом случае, конечно же, приходится платить взятку. Другая проблема заключается в том, что далеко не все контрабандные телефоны работают с Orascom, так как частота, на которой принимается сигнал, была специально выбрана отличной от той, что используется в Китае. С другой стороны, в приграничных регионах жители нелегально пользуются услугами китайских операторов — там, куда «добивают» китайские сотовые вышки.

Мобильная связь доступна в основном в развитых регионах страны, и прежде всего в Пхеньяне. Разумеется, многим она просто недоступна из-за стоимости, и многие продолжают довольствоваться стационарными телефонами.

Ну и возвращаясь к проблеме, поднятой в начале заметки, надо сказать, что «судить по законам военного времени» за нарушение стодневного траура действительно будут — это не просто слова. Вот доказательство: в 2010 году рабочий военного завода сурово поплатился за нелегальный мобильник. Какое-то время ему удавалось скрывать, что он звонит знакомому в Южную Корею и рассказывает о том, сколько стоит рис и как живётся в стране. Потом он попался. Расстреляли.

Источник

Смартфон «Пхеньян». Как в Северной Корее пользуются интернетом

Подпишитесь на рассылку новых материалов Carnegie.ru

Понравился материал? Подпишитесь на рассылку!

Когда в декабре 2011 года молодой генерал Ким Чен Ын (тут же, впрочем, произведенный в маршалы) стал новым руководителем Северной Кореи, перед ним было две задачи, решению которых он и посвятил последующие годы. С одной стороны, нужно было обеспечить безопасность режима (и страны) перед лицом многочисленных внешних и внутренних угроз, а с другой – вывести северокорейскую экономику из многолетнего кризиса, запустить экономический рост.

Обе задачи крайне сложны и во многих случаях требуют принятия, казалось бы, несовместимых друг с другом мер, но Ким Чен Ыну пока удается продвигаться по намеченному пути, одновременно укрепляя основы собственной власти и налаживая экономическую жизнь страны.

Ким и компьютер

Современная экономика немыслима без компьютеров, и Ким Чен Ын, который провел значительную часть своей молодости за границей, в Швейцарии, отлично это понимает. Однако компьютерные технологии в первую очередь являются технологиями информационными и в таком качестве представляют потенциальную угрозу для режима. Главная проблема – это огромное отставание КНДР по уровню жизни от своих соседей, прежде всего от единоплеменной Южной Кореи. В северокорейском руководстве опасаются, что распространение знаний о внешнем мире в сочетании с развитием коммуникаций внутри страны может создать условия для массовых протестных выступлений.

Казалось бы, у этой проблемы есть простое решение – отказаться от компьютеризации, информационных сетей и даже, возможно, сотовой связи. В конце концов, Северная Корея благополучно существовала без этих технических чудес не одно десятилетие и вполне могла бы существовать дальше. Но у Ким Чен Ына другие планы. Он осознает, насколько опасными могут быть информационные технологии для его власти, но он также понимает, что без этих технологий невозможно будет вывести страну из нынешней нищеты.

Поэтому Ким Чен Ын решил пойти на эксперимент: он пытается создать в Северной Корее такую информационную среду, которая была бы максимально контролируемой, но при этом создавала условия для экономического развития. Причем речь идет о развитии по рыночной модели – в отличие от своего отца Ким Чен Ын знает, что в современном мире у рыночной экономики нет реалистичных альтернатив.

Опыт, который сейчас копят северокорейские чиновники и спецслужбисты, пытаясь взять под контроль анархический дух интернета, мало где применим – Северная Корея слишком специфическое образование с высочайшим уровнем повседневного полицейского контроля. Тем не менее попытки предпринимаются – и представляют интерес для внешнего мира.

Вопреки распространенному убеждению в КНДР имеется немалое количество компьютеров, сотовых телефонов и прочей электронной техники, причем ее количество стало быстро расти именно в годы правления Ким Чен Ына, когда экономика стала постепенно выходить из кризиса.

Сотовые телефоны появились в Корее еще в декабре 2008 года, когда начало работу совместное предприятие с египетской компанией Orascom. Строго говоря, первая попытка создать местную сотовую сеть произошла еще раньше – в 2002 году с помощью компаний из Таиланда. Но первая попытка ни к чему не привела: в 2004 году все сотовые телефоны, находившиеся в собственности частных лиц, были конфискованы, хотя созданная при участии тайцев сеть продолжала работать и обслуживать несколько сотен высших чиновников, которым телефоны оставили.

Вторая попытка оказалась не в пример удачнее, так что сейчас в Северной Корее имеется более 4 млн абонентов. Реальное количество пользователей несколько ниже, так как действующие тарифы предусматривают очень высокую цену за дополнительное – сверх основного лимита – время, и те пользователи, кто собирается говорить много и подолгу, предпочитают приобретать несколько телефонов.

Теоретически гражданин КНДР может иметь только один сотовый телефон, но на практике этот запрет легко обходится с помощью подставных лиц, на имя которых регистрируются дополнительные аппараты и SIM-карты. Реальное число пользователей близко к трем миллионам, что означает наличие сотового телефона в каждой второй семье в стране.

Значительная часть телефонов – старые кнопочные модели, но в последнее время в КНДР появились и смартфоны. Особой популярностью пользуются такие модели, как «Ариран» и «Пхеньян».

Аппараты, продаваемые в КНДР, имеют корейскую маркировку и софт на корейском языке, и официально утверждается, что они произведены в Северной Корее. На самом деле это не так – в лучшем случае речь идет о сборке на месте из китайских комплектующих, а в некоторых случаях сами аппараты целиком изготавливаются в Китае по северокорейскому заказу. Впрочем, в Северной Корее всегда была сильна традиция приписывать своей промышленности достижения других стран – в свое время там часто сдирали таблички с оборудования, импортированного из СССР.

Сотовые телефоны имеют неплохую базу приложений, в значительной части разработанных местными программистами. Северокорейские пользователи могут делать покупки в местных интернет-магазинах, а если по пути на работу у них возникает желание ознакомиться с тем, что «Родон синмун» пишет о величии Высшего Руководителя, то сотовый предоставляет им и такую возможность.

Однако использовать сотовые аппараты для звонков за границу нельзя: связь работает только с северокорейскими абонентами. Для разговоров с другими странами можно использовать нелегально ввезенный китайский телефон, подключенный к китайской сети, но уже само его наличие является уголовно наказуемым деянием. В этом есть логика: единственная причина, по которой гражданин КНДР может обзавестись таким телефоном – это желание делать звонки за границу и поддерживать контакты с иностранцами.

Нельзя использовать стандартный северокорейский сотовый и для того, чтобы смотреть иностранные фильмы или слушать музыку. С 2013 года все телефоны оборудованы специально разработанной операционной системой, которая запрещает пользователю открывать видео-, аудио- и текстовые файлы, которые не имеют специальной «подписи».

Такую «подпись» выдают компетентные организации, подтверждая таким образом, что файл является идеологически приемлемым и не содержит тех сведений, которые простым людям знать не полагается. У «правильно произведенных файлов» с идеологически безупречным контентом такая подпись имеется, а у остальных файлов, в том числе и созданных вашими знакомыми, ее нет – и, соответственно, открыть такие файлы с обычного северокорейского смартфона нельзя.

Такой же подход применяется и к персональным компьютерам, число которых в Северной Корее приблизилось к миллиону. Большинство компьютеров ввозится из Китая: во всех приграничных китайских городах сейчас есть магазины, которые специализируются на продаже подержанных компьютеров северокорейским покупателям.

Интранет национального масштаба

В КНДР у частных лиц, равно как и подавляющего большинства лиц официальных нет доступа к интернету. Интернетом без проблем и ограничений могут пользоваться дипломатические миссии и иные иностранные организации. А северокорейцам настоящий интернет заменяет местная сеть «Кванмён», национальный интранет, который с мировым никак не связан, но при этом имеет достаточно богатый и разнообразный контент.

Доступ к большому международному интернету есть только у сотрудников некоторых привилегированных учреждений, но и им для того, чтобы туда выйти, требуется допуск. Для прочих смертных существует иная система: сотрудники государственных информационных центров просматривают интернет и отбирают тот контент, который, по их мнению, представляет интерес для специалистов и широких масс населения. Потом найденный ими полезный контент загружают в сеть «Кванмён». Речь обычно идет о научно-популярных материалах по естественным наукам и технике.

Практикуется и целевой поиск информации по заявкам специалистов: облеченные полномочиями, проверенные и обладающие допуском специалисты ищут в сети информацию, необходимую их не столь надежным и проверенным коллегам.

С 2013 года начался перевод всех компьютеров страны на операционную систему «Пульгын пёль» («Красная звезда»), которая создана на базе Linux, но специально разработана так, чтобы увеличить информационную непроницаемость страны. Правда, пока этот перевод часто саботируется владельцами компьютеров, поэтому все компьютеры подлежат обязательной регистрации, после чего к пользователю может нагрянуть внезапная инспекционная проверка. Так что рано или поздно все с большой долей вероятности переключатся на «Красную звезду».

Главная особенность «Красной звезды» – уже упомянутая система подписей, которая в полном объеме действует с 2014–2015 годов. Компьютер не открывает файл с видео-, аудио- или текстовыми материалами, если этот файл был создан на другом компьютере и не имеет электронной пометки-«подписи», удостоверяющей идейную безопасность и чистоту материала. Получить такую пометку в частном порядке невозможно, она делается при изготовлении файла уполномоченной на то правительственной организацией.

Это означает, что корейцам сейчас приходится постепенно отвыкать от сформировавшейся у них в последние годы привычки смотреть иностранные (в первую очередь – южнокорейские) фильмы с USB. Означает это также и невозможность обмениваться документами с коллегами и знакомыми – составленная на другом компьютере справка или бухгалтерская ведомость не открывается. Пока выход находят в том, чтобы использовать иные операционные системы, чаще всего какую-нибудь из версий Windows.

В руководстве КНДР, похоже, осознают эту проблему и даже разрабатывают вариант, как ее со временем решить. Постепенно документооборот будет, скорее всего, переключаться с неконтролируемых USB-накопителей, на которые несознательные граждане могут записать что угодно, на куда более контролируемый обмен через сеть и официально одобренные мессенджеры. Подразумевается, что за файлами, которые будут циркулировать в северокорейском интранете, можно будет осуществлять полноценный цензурный контроль.

Другая особенность «Красной звезды» заключается в том, что система делает периодические скриншоты монитора и потом хранит их долгое время. Удалить эти скриншоты обычный пользователь не может. Цель очевидна – чтобы представитель компетентных органов мог проверить, не использовался ли компьютер для просмотра запрещенного контента.

Понятно, что все эти меры снижают экономическую эффективность компьютеров и сотовых телефонов, но северокорейское руководство считает, что внутренняя безопасность и стабильность в конечном счете важнее экономических выгод. Тем не менее в области информационных технологий, как и во многих других областях, правительство Ким Чен Ына искренне пытается найти приемлемый баланс между требованиями безопасности и экономической эффективности. Как это неизбежно бывает с компромиссами, в результате несколько страдает и безопасность, и эффективность, но в целом пока это работает.

Фонд Карнеги за Международный Мир и Московский Центр Карнеги как организация не выступают с общей позицией по общественно-политическим вопросам. В публикации отражены личные взгляды авторов, которые не должны рассматриваться как точка зрения Фонда Карнеги за Международный Мир или Московского Центра Карнеги.

Источник

СОДЕРЖАНИЕ

телефон

170px Hamhung cyclist

Мобильные телефоны

240px North Korea Cell Phone Revolution

В ноябре 2002 года мобильные телефоны были представлены в Северной Корее, и к ноябрю 2003 года 20 000 жителей Северной Кореи купили мобильные телефоны.

С 2004 по 2008 год действовал запрет на мобильные телефоны.

В мае 2010 года более 120 000 жителей Северной Кореи владели мобильными телефонами; это число увеличилось до 301 000 к сентябрю 2010 г., 660 000 к августу 2011 и 900 000 к декабрю 2011. Orascom сообщил о 432 000 северокорейских абонентов после двух лет работы (декабрь 2010 г.), увеличившись до 809 000 к сентябрю 2011 и превысив один миллион к февралю. 2012. К апрелю 2013 года количество абонентов приблизилось к двум миллионам. К 2015 году цифра выросла до трех миллионов.

В 2011 году мобильные телефоны были у 60% жителей Пхеньяна в возрасте от 20 до 50 лет. 15 июня 2011 года StatCounter.com подтвердил, что некоторые северокорейцы используют iPhone от Apple, а также смартфоны Nokia и Samsung.

Koryolink не имеет договоров о международном роуминге. Посетители Северной Кореи могут приобрести предоплаченные SIM-карты для международных (но не внутренних) звонков. До января 2013 года иностранцам приходилось сдавать свои телефоны на пограничном переходе или в аэропорту перед въездом в страну, но с появлением местных SIM-карт эта политика больше не действует. Однако доступ в Интернет доступен только иностранцам-резидентам, но не туристам.

Мобильные телефоны Северной Кореи используют систему цифровой подписи для предотвращения доступа к несанкционированным файлам и регистрируют информацию об использовании, которую можно физически проверить.

Опрос, проведенный в 2017 году, показал, что 69% домохозяйств имеют мобильный телефон.

В сентябре 2019 года ранее неизвестная компания Kwangya Trading Company (광야 무역 회사 의) объявила о выпуске мобильного телефона под названием Kimtongmu для северокорейских потребителей. Хотя государственные СМИ сообщают, что телефон был разработан северокорейскими торговыми точками, он, скорее всего, получен от китайского OEM-производителя и оснащен северокорейским программным обеспечением.

Международная связь

Волоконно-оптические линии

В соответствии с соглашением с ПРООН в апреле 1992 года был построен Пхеньянский завод волоконно-оптических кабелей, и была построена первая в стране волоконно-оптическая кабельная сеть, состоящая из 480 линий с импульсно-кодовой модуляцией (ИКМ) и 6 автоматических обменных станций от Пхеньяна до Хамхунга (300 км). были установлены в сентябре 1995 года. Кроме того, общенациональная кампания по планировке земель и изменению зонирования, инициированная Ким Чен Ира в провинции Кангвон в мае 1998 года и в провинции Северный Пхёнган в январе 2000 года, способствовала строительству провинциальных и окружных волоконно-оптических линий, которые были проложены десятками. тысяч солдат-строителей Корейской народной армии (КНА) и членов провинциальных ударных бригад, мобилизованных для крупномасштабных общественных работ, направленных на восстановление сотен тысяч гектаров пахотных земель, опустошенных стихийными бедствиями в конце 1990-х годов.

Телевидение

Радио

Посетителям не разрешается приносить радио. В рамках государственной политики информационной блокады северокорейские радиостанции и телевизоры должны быть модифицированы для приема только правительственных станций. Эти модифицированные радиоприемники и телевизоры должны быть зарегистрированы в специальном госуправлении. Они также подлежат выборочной проверке. Снятие официальной печати преследуется по закону. Для покупки телевизора или радио гражданам Северной Кореи необходимо получить специальное разрешение официальных лиц по месту жительства или работы.

Интернет

Национальная вычислительная сеть

В 2018 году Северная Корея представила новую услугу Wi-Fi под названием Mirae («Будущее»), которая позволила мобильным устройствам получить доступ к интранет-сети в Пхеньяне.

Международный доступ в Интернет

Первое интернет-кафе в Северной Корее открылось в 2002 году как совместное предприятие с южнокорейской интернет-компанией Hoonnet. Он связан наземной линией с Китаем. Иностранные посетители могут подключить свои компьютеры к Интернету по международным телефонным линиям, доступным в нескольких отелях Пхеньяна. В 2005 году в Пхеньяне открылось новое интернет-кафе, подключенное не через Китай, а через северокорейскую спутниковую связь. Контент, скорее всего, фильтруется правительственными агентствами Северной Кореи.

Доступ к зарубежным СМИ

По состоянию на 2011 год USB-накопители хорошо продавались в Северной Корее, в основном они использовались для просмотра южнокорейских драм и фильмов на персональных компьютерах.

Источник

Как в Северной Корее пользуются интернетом

1571596566145468995

Когда в декабре 2011 года молодой генерал Ким Чен Ын (тут же, впрочем, произведенный в маршалы) стал новым руководителем Северной Кореи, перед ним было две задачи, решению которых он и посвятил последующие годы. С одной стороны, нужно было обеспечить безопасность режима (и страны) перед лицом многочисленных внешних и внутренних угроз, а с другой – вывести северокорейскую экономику из многолетнего кризиса, запустить экономический рост.

Обе задачи крайне сложны и во многих случаях требуют принятия, казалось бы, несовместимых друг с другом мер, но Ким Чен Ыну пока удается продвигаться по намеченному пути, одновременно укрепляя основы собственной власти и налаживая экономическую жизнь страны.

Современная экономика немыслима без компьютеров, и Ким Чен Ын, который провел значительную часть своей молодости за границей, в Швейцарии, отлично это понимает. Однако компьютерные технологии в первую очередь являются технологиями информационными и в таком качестве представляют потенциальную угрозу для режима. Главная проблема – это огромное отставание КНДР по уровню жизни от своих соседей, прежде всего от единоплеменной Южной Кореи. В северокорейском руководстве опасаются, что распространение знаний о внешнем мире в сочетании с развитием коммуникаций внутри страны может создать условия для массовых протестных выступлений.

Казалось бы, у этой проблемы есть простое решение – отказаться от компьютеризации, информационных сетей и даже, возможно, сотовой связи. В конце концов, Северная Корея благополучно существовала без этих технических чудес не одно десятилетие и вполне могла бы существовать дальше. Но у Ким Чен Ына другие планы. Он осознает, насколько опасными могут быть информационные технологии для его власти, но он также понимает, что без этих технологий невозможно будет вывести страну из нынешней нищеты.

1571596594144097260

Поэтому Ким Чен Ын решил пойти на эксперимент: он пытается создать в Северной Корее такую информационную среду, которая была бы максимально контролируемой, но при этом создавала условия для экономического развития. Причем речь идет о развитии по рыночной модели – в отличие от своего отца Ким Чен Ын знает, что в современном мире у рыночной экономики нет реалистичных альтернатив.

Опыт, который сейчас копят северокорейские чиновники и спецслужбисты, пытаясь взять под контроль анархический дух интернета, мало где применим – Северная Корея слишком специфическое образование с высочайшим уровнем повседневного полицейского контроля. Тем не менее попытки предпринимаются – и представляют интерес для внешнего мира.

Вопреки распространенному убеждению в КНДР имеется немалое количество компьютеров, сотовых телефонов и прочей электронной техники, причем ее количество стало быстро расти именно в годы правления Ким Чен Ына, когда экономика стала постепенно выходить из кризиса.

Сотовые телефоны появились в Корее еще в декабре 2008 года, когда начало работу совместное предприятие с египетской компанией Orascom. Строго говоря, первая попытка создать местную сотовую сеть произошла еще раньше – в 2002 году с помощью компаний из Таиланда. Но первая попытка ни к чему не привела: в 2004 году все сотовые телефоны, находившиеся в собственности частных лиц, были конфискованы, хотя созданная при участии тайцев сеть продолжала работать и обслуживать несколько сотен высших чиновников, которым телефоны оставили.

Вторая попытка оказалась не в пример удачнее, так что сейчас в Северной Корее имеется более 4 млн абонентов. Реальное количество пользователей несколько ниже, так как действующие тарифы предусматривают очень высокую цену за дополнительное – сверх основного лимита – время, и те пользователи, кто собирается говорить много и подолгу, предпочитают приобретать несколько телефонов.

Теоретически гражданин КНДР может иметь только один сотовый телефон, но на практике этот запрет легко обходится с помощью подставных лиц, на имя которых регистрируются дополнительные аппараты и SIM-карты. Реальное число пользователей близко к трем миллионам, что означает наличие сотового телефона в каждой второй семье в стране.

Значительная часть телефонов – старые кнопочные модели, но в последнее время в КНДР появились и смартфоны. Особой популярностью пользуются такие модели, как «Ариран» и «Пхеньян».

1571596637111167857

Аппараты, продаваемые в КНДР, имеют корейскую маркировку и софт на корейском языке, и официально утверждается, что они произведены в Северной Корее. На самом деле это не так – в лучшем случае речь идет о сборке на месте из китайских комплектующих, а в некоторых случаях сами аппараты целиком изготавливаются в Китае по северокорейскому заказу. Впрочем, в Северной Корее всегда была сильна традиция приписывать своей промышленности достижения других стран – в свое время там часто сдирали таблички с оборудования, импортированного из СССР.

Сотовые телефоны имеют неплохую базу приложений, в значительной части разработанных местными программистами. Северокорейские пользователи могут делать покупки в местных интернет-магазинах, а если по пути на работу у них возникает желание ознакомиться с тем, что «Родон синмун» пишет о величии Высшего Руководителя, то сотовый предоставляет им и такую возможность.

Однако использовать сотовые аппараты для звонков за границу нельзя: связь работает только с северокорейскими абонентами. Для разговоров с другими странами можно использовать нелегально ввезенный китайский телефон, подключенный к китайской сети, но уже само его наличие является уголовно наказуемым деянием. В этом есть логика: единственная причина, по которой гражданин КНДР может обзавестись таким телефоном – это желание делать звонки за границу и поддерживать контакты с иностранцами.

Нельзя использовать стандартный северокорейский сотовый и для того, чтобы смотреть иностранные фильмы или слушать музыку. С 2013 года все телефоны оборудованы специально разработанной операционной системой, которая запрещает пользователю открывать видео-, аудио- и текстовые файлы, которые не имеют специальной «подписи».

Такую «подпись» выдают компетентные организации, подтверждая таким образом, что файл является идеологически приемлемым и не содержит тех сведений, которые простым людям знать не полагается. У «правильно произведенных файлов» с идеологически безупречным контентом такая подпись имеется, а у остальных файлов, в том числе и созданных вашими знакомыми, ее нет – и, соответственно, открыть такие файлы с обычного северокорейского смартфона нельзя.

1571596668170082846

Такой же подход применяется и к персональным компьютерам, число которых в Северной Корее приблизилось к миллиону. Большинство компьютеров ввозится из Китая: во всех приграничных китайских городах сейчас есть магазины, которые специализируются на продаже подержанных компьютеров северокорейским покупателям.

Интранет национального масштаба

В КНДР у частных лиц, равно как и подавляющего большинства лиц официальных нет доступа к интернету. Интернетом без проблем и ограничений могут пользоваться дипломатические миссии и иные иностранные организации. А северокорейцам настоящий интернет заменяет местная сеть «Кванмён», национальный интранет, который с мировым никак не связан, но при этом имеет достаточно богатый и разнообразный контент.

Доступ к большому международному интернету есть только у сотрудников некоторых привилегированных учреждений, но и им для того, чтобы туда выйти, требуется допуск. Для прочих смертных существует иная система: сотрудники государственных информационных центров просматривают интернет и отбирают тот контент, который, по их мнению, представляет интерес для специалистов и широких масс населения. Потом найденный ими полезный контент загружают в сеть «Кванмён». Речь обычно идет о научно-популярных материалах по естественным наукам и технике.

Практикуется и целевой поиск информации по заявкам специалистов: облеченные полномочиями, проверенные и обладающие допуском специалисты ищут в сети информацию, необходимую их не столь надежным и проверенным коллегам.

С 2013 года начался перевод всех компьютеров страны на операционную систему «Пульгын пёль» («Красная звезда»), которая создана на базе Linux, но специально разработана так, чтобы увеличить информационную непроницаемость страны. Правда, пока этот перевод часто саботируется владельцами компьютеров, поэтому все компьютеры подлежат обязательной регистрации, после чего к пользователю может нагрянуть внезапная инспекционная проверка. Так что рано или поздно все с большой долей вероятности переключатся на «Красную звезду».

1571596724148223757

Главная особенность «Красной звезды» – уже упомянутая система подписей, которая в полном объеме действует с 2014–2015 годов. Компьютер не открывает файл с видео-, аудио- или текстовыми материалами, если этот файл был создан на другом компьютере и не имеет электронной пометки-«подписи», удостоверяющей идейную безопасность и чистоту материала. Получить такую пометку в частном порядке невозможно, она делается при изготовлении файла уполномоченной на то правительственной организацией.

Это означает, что корейцам сейчас приходится постепенно отвыкать от сформировавшейся у них в последние годы привычки смотреть иностранные (в первую очередь – южнокорейские) фильмы с USB. Означает это также и невозможность обмениваться документами с коллегами и знакомыми – составленная на другом компьютере справка или бухгалтерская ведомость не открывается. Пока выход находят в том, чтобы использовать иные операционные системы, чаще всего какую-нибудь из версий Windows.

В руководстве КНДР, похоже, осознают эту проблему и даже разрабатывают вариант, как ее со временем решить. Постепенно документооборот будет, скорее всего, переключаться с неконтролируемых USB-накопителей, на которые несознательные граждане могут записать что угодно, на куда более контролируемый обмен через сеть и официально одобренные мессенджеры. Подразумевается, что за файлами, которые будут циркулировать в северокорейском интранете, можно будет осуществлять полноценный цензурный контроль.

Другая особенность «Красной звезды» заключается в том, что система делает периодические скриншоты монитора и потом хранит их долгое время. Удалить эти скриншоты обычный пользователь не может. Цель очевидна – чтобы представитель компетентных органов мог проверить, не использовался ли компьютер для просмотра запрещенного контента.

1571596757172471102

Понятно, что все эти меры снижают экономическую эффективность компьютеров и сотовых телефонов, но северокорейское руководство считает, что внутренняя безопасность и стабильность в конечном счете важнее экономических выгод. Тем не менее в области информационных технологий, как и во многих других областях, правительство Ким Чен Ына искренне пытается найти приемлемый баланс между требованиями безопасности и экономической эффективности. Как это неизбежно бывает с компромиссами, в результате несколько страдает и безопасность, и эффективность, но в целом пока это работает.

Автор: Андрей Ланьков

Найдены дубликаты

Железо совместимое, потому, что Северная корея не может разработать конкурентное своё. Элементарный загрузчик на USB флешке с линуксом или виндой. Рано или поздно, народ страны осознает на каком дне он находится. А дальше, опыт союза показал, что диктатура вечной не бывает.

Скоро узнаете, как это заработает в России (плохо)

На самом деле это не так – в лучшем случае речь идет о сборке на месте из китайских комплектующих, а в некоторых случаях сами аппараты целиком изготавливаются в Китае по северокорейскому заказу.


Никто не напомнит из чего и где собирается Айфон, не?

В общем севКорейцы, делают примерно тоже самое, что и «цивилизованные страны»))

1571600887167352491

Спамеры и вирусы напрягают, когда порнуху мешают смотреть, а когда у тебя в интернете шаром покати, тогда ты и любое предложение об увеличении члена с удовольствием почитал бы.

Ну какое обилие и разнообразие может быть, если каждую картинку предварительно рассматривают компетентные органы? Физически невозможно создать обилие при такой системе.

но Ким Чен Ыну пока удается продвигаться по намеченному пути, одновременно укрепляя основы собственной власти и налаживая экономическую жизнь страны.

Понятно, что все эти меры снижают экономическую эффективность компьютеров и сотовых телефонов, но северокорейское руководство считает, что внутренняя безопасность и стабильность в конечном счете важнее экономических выгод.

Ооо да) Как это по совковому, лишить свободы но дать чашку риса

На советских ЭВМ ограничений никаких не стояло

В СССР 2.0 зато будут.

Ну это же капец. Кстати, местных патриотов можно отправлять жить в Северную Корею. Только там они не смогут говорить о величии страны, так как интернета нормального не будет. Как народ Кима только на вилы то не посадил. Мне кажется, что режим в СК будет снесён как раз таки из вне.

Хрен с ним, с интернетом, без него прожить можно.

Кстати, а наши власти не хотят запустить адекватные отечественные аналоги, перед тем, как интернет закрыть? Типа аналогов твича или Ютуба. А то что та платформа охренела, что та. Китайцам оно не надо, так как количество подписчиков в местных приложениях играет большую роль, чем количество подписчиков в иностранных.

Гонконг вправе остаться свободным.

1478189420255384259

Когда нет под рукой переводчика

1610382331147940593

m261241 1977265903

Обувной магазин с мужской точки зрения

Обувной отдел в образцово-показательном супермаркете Пхеньяна, Северная Корея.

1601985471194586375

m2173579 1113038554

15 головоломных фактов о войне в Корее

Что мы знаем о чучхе? Ничего. И то не все. Корейская война 1950-53 годов — из разряда тех исторических событий, где все участвующие стороны «предательски напали из засады», виноватых не найти, да и кому перед кем извиняться — непонятно.

1599051349275956524

Главная проблема Кореи заключалась в том, что она освободилась «ну как-то так», не своими силами, а в результате капитуляции Японии. Торжественному обретению независимости не помогали ни армии иностранных государств, ни силы корейского Сопротивления, которых внутри страны фактически и не было. Просто японцы в один прекрасный день повсюду вывесили белые флаги, а через некоторое время на Север вошли советские войска, а на Юг — американские.

Войти-то они вошли, а что дальше делать? Знаменитая граница по 38-й параллели появилась в результате того, что ни у СССР, ни у США ответа на этот вопрос толком не было. Решение было принято за полчаса двумя офицерами: Чарльзом Боунстилом и Дином Раском, причем страну делили натурально по атласу из National Geographic. Хотя уж американцам-то исторический опыт мог бы подсказать, что это дурная идея. Общий итог был таким: СССР получает влияние в Китае, острова Курильской гряды и северную половину Кореи. США получают Японию и южную половину Кореи. Все вроде бы честно, не считая того что почти все ресурсы, 2/3 населения и столица находились именно на Юге. Ах да, ну и мнения корейцев при этом никто не спрашивал.

Ни одна из двух половин не держала другую за государство, а считала ее «территорией, временно оккупированной этими козлами». Так что начать войну за объединение страны под своими флагами готовились и те, и другие. План Юга (Ли Сын Мана) заключался в том, чтобы с помощью американцев захватить Пхеньян и «загнать Ким Ир Сена в горы». План Севера, разработанный соратником Кима Пак Хон Ёном, опирался на имевшуюся на Юге левую партизанщину, которая после начала войны должна будет перерасти во всеобщее восстание. При этом Север не учитывал возможность вступления в войну США, а Юг — Китая. Надо ли говорить, что ни тем, ни другим не фартануло?

Война началась в воскресенье 25 июня 1950 года, на следующий день после торжественного открытия в Сеуле Дома офицеров. На этом мероприятии присутствовала значительная часть военного и политического руководства Юга. Утром все эти ответственные лица, разумеется, были «после вчерашнего». Добавим, что телефоны в крестьянской стране имелись только у очень большого начальства, и что четверо военнослужащих из пяти находились в увольнении по случаю выходного дня — и получим картину адского бардака. Представьте себе события 22 июня 1941 года — начала июля в СССР и мысленно умножьте на пять.

5. Каждый год мы с друзьями.

Численность первоначальной армии вторжения «северных» составляла примерно 38 тысяч человек, а противостоявшей им группировки Юга — 50 тысяч. С этих цифр пошла недобрая традиция: каждый год южные корейцы вместе со своими американскими друзьями примерно в тех же количествах ходят в баню (зачёркнуто) отрабатывают на границе с Севером сценарий «контрудар в ответ на нападение проклятых коммунистов с последующим захватом Пхеньяна». Слово «контрудар» в методичке, понятное дело, никого не обманывает, поэтому очередной Солнцеликий Ким обещает «твердо и решительно ответить на провокацию» (зачёркнуто) всех поубивать из ядренбатона. Засим стороны расходятся крайне довольные собой.

1599051551242725255

В начале войны больше всех жгла напалмом южная пропаганда. Пока дивизии «северных» не подошли к Сеулу, она уверенно и на голубом глазу транслировала, что «наша доблестная армия гонит коммунистов в их логово и не сегодня, так завтра возьмет Пхеньян». После бегства Ли Сын Мана из столицы карася пришлось урезать до «наша армия героически контратакует и уже почти отбросила врага». Население снимало лапшу с ушей и думало, куда бежать со своими манатками. Зато записи этих трансляций очень пригодились северянам как доказательство того, что Юг начал войну первым.

США выступили в своем репертуаре, фактически, вступив в войну не после решения Совбеза ООН, а на следующий день после ее начала. Ну а что тянуть: уже 26 июня американские ВВС произвели первые налеты на колонны и базы снабжения «северных». Затем генерал Макартур получил право использовать размещенные в Японии самолеты для нанесения ударов по территории Северной Кореи. Только особой славы ему это не принесло, о чем скажем отдельно.

8. А это у нас миротворцы

Пока что настало время выяснить ответ на главный вопрос — «Кто и с кем воевал с 1950 по 1953 год?» И он будет далеко нетривиальным. «Северная Корея с Южной» — нет, потому что ни та, ни другая не признавала за своей визави право на существование. «Северная Корея + Китай против США и союзников» — тоже неправильный ответ. А правильный будет — «Северная Корея против ООН». До операции «Буря в Пустыне» это была единственная война, которая велась от имени Объединенных Наций. В частности, именно из-за этого мирный договор до сих пор не подписан — с тех пор Северная Корея успела сама стать членом ООН, и всё окончательно запуталось.

9. Мистер I’ll be back

1599051684253775153

ООН дополнительно усложнила всем жизнь, своим решением напрямую подчинив армию Южной Кореи командующему войсками Объединенных Наций, то есть Макартуру. Действует эта бумажка, кстати, до сих пор, только про нации оттуда как-то незаметно выпало, а про США — осталось. Так что в случае любой большой заварушки армия Южной Кореи будет напрямую управляться из Пентагона.

10. По пачке «беломора»

А теперь о том, кто поспешил и корейцев насмешил. Основу первой волны американского контингента составила переброшенная из Японии оккупационная 8-я армия. Как и всякие оккупанты, к войне они были не готовы, в частности у американцев не было даже топографических карт Корейского полуострова, так что планировать операции им пришлось по трофейным японским.

11. Что-то пошло не так…

В общем, не удивительно, что ступившая первой на корейскую землю американская 24-я пехотная дивизия была разбита северянами и загнана в город Тэджон, где ее добили уже окончательно. Ее командир, генерал Дин пытался вдохновлять подчиненных, лично подбивая «тридцатьчетверки» из базуки. Но кроме него никто становиться героем не собирался, и Дин стал единственным генералом США, попавшим в плен после 1945 года. Сидя в плену, он развлекался тем, что убивал мух и набил over 40 000 фрагов.

12. Границы по линейке

Как только силы ООН взяли Сеул, зашла речь о «создании единой демократической Кореи», а 38-я параллель была названа «искусственным барьером, не имеющим оснований для существования». Ну надо же! Задуманная как полицейская операция по наказанию агрессора, Корейская война окончательно стала завоевательной. С санкцией ООН проблем не возникло — большинство в Организации тогда было на стороне США. Кстати, фактически южнокорейские войска пересекли 38-ю параллель еще до принятия резолюции — 30 сентября. Еще один факт — отдельные генералы Ли Сын Мана на радостях даже чертили на картах стрелочки в Манчжурию, предлагая захватить ее и присоединить к будущей Великой Корее.

159905177624081297

13. Танцуют совсем все

14. Сталинские соколы

159905188825877584

Нельзя не коснуться любимой всеми темы «наших асов в небе Кореи». Появление советских летчиков стало ответом на введенную произволом Макартура тактику «горячего преследования», когда американским самолетам разрешалось пересекать границу с Китаем на 2-3 минуты полетного времени. Главное же красивое название придумать. Пользуясь этим элегантным эвфемизмом, ВВС США начали бомбить китайские приграничные аэродромы. 8 октября 1950 года американцы совершили даже налет на территорию СССР, атаковав базу Сухая Речка в 100 км от советско-корейской границы. Собственно, именно поэтому наш 64-й авиакорпус должен был действовать в основном над корейско-китайской границей, участия в самой Корейской войне он фактически не принимал.

Ключевой проблемой на переговорах стал вопрос об обмене пленными. Именно благодаря нему война затянулась с ноября 1951 года до июля 1953 года. Дело в том, что во время своих наступлений обе стороны прибегали к принудительным мобилизациям для пополнения рядов. В результате на Юге в лагерях оказалось огромное количество пленных солдат армии Севера, но при этом южан по происхождению, которые не хотели возвращаться домой, понимая, что там при Ли Сын Мане их в лучшем случае сразу поставят к стенке.

1599051966278478023

Корейская война стала прообразом многих вооруженных конфликтов эпохи холодной войны и последовавших за ним. И главные ее уроки: называй все политкорректно, загребай жар чужими руками, а дальше хоть трава не расти.

Корейские наградные пистолеты «Пэктусан»

1596133218176098689

1596133226113090165

1596133236171961572

1596133237134873223

Предназначены для военачальников КНА.
Вручили пистолеты по причине памятных мероприятий по случаю 67 годовщины перемирия. Сами пистолеты копия чешских CZ 75, украшены дорогими материалами и поставлялись с изысканным кейсом.

m3259881 1828191823

16284982962899136

Как узбекский приемщик фруктов стал вторым человеком в КНДР

Вклад советских корейцев в строительство КНДР сегодня практически забыт.

Нет, конечно, советские корейцы появлялись на исторической родине и раньше, подготовленные агенты-нелегалы забрасывались туда с 20-х годов и по 1945 год. В 1940 г. школа военной разведки, размещавшаяся под Москвой, даже организовала специальные годичные курсы для подготовки разведчиков из среды советских корейцев, и выпускники школы нелегально работали в Корее и Манчжурии.

Но самое интересное началось после капитуляции Японии, когда в Корею поехали неподготовленные советские корейцы гражданских специальностей.

Вот как это случилось.

Когда советские войска заняли Корею, возникла большая проблема – офицеры Красной армии просто не могли общаться с местным населением. Дело в том, что наши части, отправленные на войну с Японией, были укомплектованы переводчиками с японского языка (одним из них, например, был Аркадий Стругацкий). Но корейцы просто не знали японского, и наладить даже простейшее общение с местным населением было невозможно. Самая большая проблема была в том, что и взять переводчиков было неоткуда – их в СССР в то время просто не готовили.

1594188512128585901

Советские войска на марше в Корее. Октябрь 1945 г.

И тут кто-то вспомнил про советских корейцев, которых всего 6 лет назад выселили с Дальнего Востока в Казахстан и Узбекистан (это был первый сталинский опыт переселения народов).

В общем, вскоре в среднеазиатские военкоматы пришла разнарядка – желающих идти добровольцами комсомольцев корейской национальности и не забывших родной язык молодых коммунистов призывать в армию и отправлять переводчиками в Северную Корею.

И вот здесь случилась неожиданная вещь – в Корее недавние спецпереселенцы, ставшие переводчиками, принялись делать стремительную карьеру.

Дело в том, что корейцы были покоренным народом, развитию которого японцы всячески препятствовали. Там не то что люди с высшим образованием – просто умеющие читать и писать были наперечет. Американцы в своей зоне, кстати, столкнулись с той же проблемой, поэтому значительную часть руководства Южной Кореи поначалу составляли американцы корейского происхождения в главе с профессором Вашингтонского университета Ли Сын Маном.

159418949819314622

Контр-адмирал Ральф А. Ости награждает Ли Сын Мана медалью ВМС США во время Корейской войны в 1952 году.

В общем, Ким Ир Сену для строительства нового социалистического государства просто позарез требовались грамотные люди. А тут такой подарок от советских друзей. Поэтому какого-нибудь бывшего директора школы из Намангана или агронома из Ургеча, призванных в качестве переводчиков, местные коммунисты очень быстро ставили в свои ряды. Советские товарищи, естественно, не только не препятствовали, но и способствовали этому процессу.

Я расскажу только о двух, наверное, самых успешных переводчиках.

1594189548130946724

Это товарищ Хо Га И, больше привыкший отзываться на имя Алексей Иванович Хегай.

Обрусевший кореец, предки которого перебрались в Россию еще в 19 веке. Обрусевший настолько, что у него даже не было корейского имени, и сочиненное для Кореи «Хо Га И» — это просто переделанная на корейский манер фамилия.

Сильный мужик, трижды начинавший с нуля.

Родился в Хабаровске, рано осиротел, с малолетства работал на всяких подсобных работах, но выучился грамоте и сделал успешную карьеру. Дорос до должности секретаря Дальневосточного крайкома комсомола, но попал под сталинские чистки. Уцелел чудом, даже срока не получил – спасла высылка корейцев в Среднюю Азию. Но исключить из партии и снять со всех должностей успели.

В Узбекистане все начал заново, работал кладовщиком на пункте приема фруктов и овощей у населения, но вскоре опять пошел вверх, был восстановлен в партии и через два года был уже вторым секретарем райкома.

Когда был объявлен набор переводчиков, записался одним из первых, и, несмотря на довольно-таки неважное знание корейского и довольно высокую должность (а, может, и благодаря ей), был отправлен в распоряжение штаба 25-й армии в Пхеньяне. В Корее опять начал все заново, но на сей раз карьера была самой впечатляющей – уже в 1949 году он занял пост первого секретаря ЦК партии и стал вторым человеком в стране. Занимался, большей частью, партийным строительством, и по сути, именно Хегай создал компартию КНДР.

Как писал один из лучших наших кореистов Андрей Ланьков: «Надо отметить, что из всех четырех основных фракций Коммунистической партии, участвовавших в создании северокорейского государства – партизанской, советской, китайской и внутренней – только советская фракция обладала опытом и знаниями, необходимыми для налаживания деятельности государственного аппарата и создания массовой правящей партии. В свою очередь, среди советских корейцев наибольшим опытом в этой области обладал именно Хо Га И. Поэтому нет ничего удивительного в том, что он сыграл решающую роль в создании партийных организаций в Северной Корее«.

Стремительность взлета Хо Га И, судя по всему, сильна напугала Ким Ир Сена, и между №1 и №2 произошел серьезный конфликт.

1594189711192199722

Товарищ Ким и товарищ Хо

На другой фотографии – товарищ Нам Иль (справа, слева – Ким Ир Сен).

159418976018212696

Дело в том, что Яков Петрович, в отличие от других корейцев, успел повоевать в Великую Отечественную. Он закончил Смоленское военное училище, участвовал в Сталинградской битве, освобождал Варшаву. После войны был демобилизован, тогда-то молодой офицер-орденоносец и устроился работать в провинциальный вуз.

1594189926146462659

Вскоре после окончания войны у советских корейцев начались сложные времена.

Масла в огонь подлила и история с Ли Сан Чо, китайским корейцем, ставшим начальником разведуправления Корейской народной армии. Кстати, это он вместе с Нам Илем в Кэсоне представлял корейскую делегацию на переговорах по перемирию, а потом его отправили в 1955 году послом в Советский Союз.

1594190209115798285

Ли Сан Чо выступает в Москве, 1955 год.

В общем, все кончилось тем, что в 1955 году Ким Ир Сен поставил перед советскими и китайскими корейцами вопрос ребром: либо вы иностранцы, со всеми вытекающими отсюда последствиями, либо вы граждане КНДР.

Поэтому большинство советских корейцев уехали из КНДР как раз в 1956–1957 годах.

Но были и те, кто остался. Нам Иль, например, жестко обозначил себя корейцем, для которого Родина выше всего. После Корейской войны он 15 лет был министром иностранных дел КНДР, умер в 76 году в возрасте 63 лет в автомобильной аварии, с которой, по некоторым мнениям, тоже не все чисто.

Остался также и Пан Хак Се, «корейский Берия», один из самых необычных и загадочных людей в Северной Корее. Он приехал в Корею из Кызыл-Орды в 1946 году и стал создателем тем самых северокорейских спецслужб, которые так любят сценаристы американских телесериалов. В отличие от большинства своих коллег в других странах, не был разоблачен своим преемником на этом ответственном посту. Напротив, спокойно дожил до 1992 года и умер в должности председателя Центрального суда КНДР.

1594190392145456944

Но в целом судьба оставшихся там советских корейцев не самая завидная. По понятным причинам вклад советских граждан в создание социалистической Кореи не афишировался ни у нас, ни тем более в КНДР, где всех их заслуги в большинстве своем были приписаны Ким Ир Сену.

И только в последние годы до этой темы, где материала на десятки остросюжетных блокбастеров, наконец добрались историки.

Это отрывок из моей книги «Жизнь примечательных людей».

m2522374 1526932872

16284982962899136

Благие намерения или как Англия случайно помогла Северной Корее в создании атомной бомбы

1579185678130877258

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Контакты организаций: номера и телефоны
Adblock
detector